Текст #000278

За что же это нас так, невиноватых покупателей и зрителей? И кто же это повинен в подбортовке и оборудовании? И почему вопреки здравому смыслу и законам коммерции одни выпускают заведомый брак, а другие пытаются всучить его нам за нашу кровную зарплату? Если эти двое, как они утверждают, не при чем, тогда кто?
С надеждой смотрю на экран, предвкушая, что сейчас в кадр, в круг толпы введут истинных виновников безобразия. И будут они стоять, как тот разнесчастный поневоле манекен, растерянные и руки — по швам.
Введут?
Как бы не так!
Осрамили невинного, дали оправдаться виноватым, поехали дальше. Куда? Откуда приехали. Потому что и до того были и после того будут эпизоды, в которых проблемы нехватки вещей, самых насущно необходимых человеку — чем наготу прикрыть, за чем сидя из чего есть, где и на чем спать, в чем хранить продукты и предметы обихода, — вот так же выворачивают наизнанку, оставляя в дураках нас с вами, грешных, и возводя напраслину на не причастных к браку или дефициту.
Впрочем, я думаю, происходит это скорее всего непроизвольно. Не могу поверить, что авторы фильма «Слово о вещах» сценарист В. Капитановский, режиссер Л. Дербышева и оператор В. Маев хотели нас обидеть, обмануть или, не дай бог, тщились спекульнуть на острой, злободневной теме. Напротив, убежден, что руководила ими благая цель — помочь нам, производителям и потребителям, создать, наконец, достаток в огромном ассортименте товаров первой необходимости, обнажить причины дефицита, указать пути преодоления трудностей в легкой промышленности и торговле.
Сама по себе идея такого фильма свидетельствует о незаурядном мужестве его создателей, потому что никто из кинодокументалистов еще не пытался, насколько мне известно, обозреть проблему в целом, никто не отваживался вступить на путь газетной и журнальной публицистики, который год ломающей копья на ристалищах экономических дискуссий.
Наберитесь терпения, поскольку представляется необходимым перечислить проблемы, поднятые фильмом. Не столько для того, чтобы снялись необоснованные подозрения, сколько из необходимости понять, как и почему возникли в картине перевертыши вроде эпизода с костюмом. Понять, чтобы они впредь не повторялись.
Итак, проблемы.
Основная — планирование производства — критически рассмотрена впрямую минимум в трех эпизодах фильма.
Не менее важная — организация производства и торговли — в четырех, причем взяты наисерьезнейшие ее аспекты: межотраслевая кооперация, влияние спроса, материально-техническое обеспечение.

Набор проблем, согласитесь, огромный. И серьезный! Хватит не на одну диссертацию, а перед нами — часовой фильм. Однако не будем упрекать авторов в скольжении по поверхности, в «обзорности», которая стала притчей во языцех у критиков документального кино. Она объяснима. Кинодокументалисты осваивают новую для себя экономическую проблематику, и желание разом охватить возможно широкий круг фактов в этих обстоятельствах понятно. Бедой фильма мне представляется не обзорность, не стремление объять необъятное, а привычка к парадному показу явлений действительности, вошедшая в противоречие с содержанием картины и комплексом идей, руководивших авторами при подготовке материала.
Отсюда и перевертыши. отличный раздел о спальнях на Румынском dormitoare chisinau спальни в Кишинёве