Текст #000184

И все-таки наиболее заметно и ново сейчас как раз это: нарастание аналитизма, стремление изучить, объяснить человека нашего времени. Именно — изучить, то есть помочь ему разобраться в себе.
И вот Габрилович и Райзман выносят на суд зрителей фильм-диспут, фильм-спор, когда авторская позиция, авторские притяжения и отталкивания выражены, почти продекларированы, отчего это произведение в чем-то лишилось присущих работам Е. Габриловича и Ю. Райзмана многозначности, психологической глубины. На сей раз получилось даже не столько сосредоточенное размышление, сколько горячая речь на диспуте. Ораторы уверены в своей правоте и не боятся с самого начало четко обозначить конечный вывод, цель, ради которой взяли слово.
А сказаны Габриловичем и Райзманом серьезные и важные вещи, те, что все больше беспокоят и настораживают. Причем, не их одних, хотя именно они дали наиболее резкий, острый, определенный, «пиковый» поворот проблеме, благодаря чему «Странная женщина» расположилась в самом центре серии «женских лент» последнего времени. К ней стянулись все линии и чуть раньше, и чуть позже увиденных нами фильмов. Каждая из этих картин по-своему, одни — лирически, другие — в социологическом, публицистическом ключе, рассказывает о судьбах как будто бы очень непохожих героинь, городских, деревенских, современно занятых и несовременно домашних, у которых есть, тем не менее, нечто общее: им немножко одиноко, холодно, неуютно в этом мобильном, озабоченном важнейшими делами, не склонном к чувствительным излияниям мире.
Когда-то Юлий Райзман снял фильм «А если это любовь?». А сегодня режиссер П. Любимов по сценарию А. Родионовой поставил «Школьный вальс». Я сейчас не сравниваю художественное значение этих лент, я говорю о социальной и нравственной их связи. «Школьный вальс», очевидно, можно бы назвать и как-нибудь так — «А если они не способны на любовь?».
Звучит, согласитесь, не мепсе тревожно, чем давний райзмановский вопрос. Юные люди из «Школьного вальса», в общем-то, не положительны и не отрицательны. Они никакие. Безликие. И любовь их анемичная, инфантильная, мелкая.
Они попросту не умеют глубоко чувствовать, не способны на сильные душевные движения.
Было время — Райзман защищал право ровесников персонажей «Школьного вальса» на любовь, такт, чуткость. Сегодня он и Габрилович с помощью Жени Шевелевой считают насущным делом, долгом своим отстоять саму любовь. Вполне вроде бы респектабельные люди, во всех отношениях благовоспитанные и умные, готовы объявить ее несуществующей, несовременной, вычитанной из допотопных книг. Иногда эти рассуждения эффектны, скажем, в устах ученого Андрианова, «научно» обоснованны. И вправду, не бросить ли все эти красивые и эфемерные абстракции? Есть более важное: работа, общественные нагрузки, наконец, семья, вовсе не требующая каких-то особых чувств, для нее вполне достаточно самодисциплины, привычки и чувства долга.
Вот и вся «великая истина», если ощипать «ученые» слова, отбросить слишком деликатную оболочку, в которую упаковал ее хорошо воспитанный интеллектуал Андрианов.
В «Странной женщине» с Министром-администратором спорят. Ведет сюжет «странная женщина». А рядом со «странной женщиной» Женей Шевелевой — «странный» Юра.
Современный рыцарь, тонкий, нежный, готовый бороться за свою любовь, за счастье любимой...
Здесь авторы фильма прошли по самому краю, по самой границе, отделяющей живой образ от схемы. Юра «сочинен» в противовес мужу Жени и Андрианову. Кажется, еще чуть-чуть, и этот молодой человек превратился бы в знак, в конструкцию, призванную проиллюстрировать позитивные рекомендации фильма.
По «заданность» Юры не исключила непосредственности, привлекательности образа, созданного молодым актером О. Вавиловым. И это мне представляется принципиальным. Дело не только в защите любви как таковой. Дело в реабилитации полноты человеческой природы. Юра — привлекательный характер в сюжете неветшающих чувств, герой, не стыдящийся прослыть старомодным, обнаружить истинное, сокровенное... Он, в отличие от Андрианова или от Юхана (из «Сцен из супружеской жизни» Ингмара Бергмана), не может да и вряд ли хочет «овладеть своего рода техникой жизни, умением жить и быть довольным своей жизнью». Вы можете не переживать за то, что закажете «кота в мешке». Итак, соблазнительные блондинки, рыжие, брюнетки и стройные проститутки, скромницы и развратные путаны, — любые, но главное лучшие Шлюхи Нижнего Новгорода ждут вашего внимания.

47796138657ab7a1468398fb4711b0a1